Сборник рассказов чук и гек аркадий гайдар










Сборник рассказов чук и гек аркадий гайдар


Лампочка на потолке была потушена, однако все вокруг Гека было озарено голубым светом: и вздрагивающий стакан на покрытом салфеткой столике, и желтый апельсин, который казался теперь зеленоватым, и лицо мамы. Он много работал, а работы не убавлялось, и ему нельзя было уехать домой в отпуск. Ах, если бы только знали они, до какой беды доведет их эта ссора, то ни за что бы в этот день они не поссорились! Но тут без нее у Чука с Геком получилась ссора. Возле наружной стены его были приделаны складные скамейки, которые сами с треском захлопывались, если с них слезешь.  Гей-гей! . Громко завопил оскорбленный Чук и с криком: «Телеграмма! Тогда они закричали:  Это письмо от папы! Но тут прошел проводник с фонарем и пристыдил Гека, что люди спят, а он скамейками хлопает. Мама за вранье всегда еще хуже сердится. У запасливого Чука была плоская металлическая коробочка, в которой он хранил серебряные бумажки от чая, конфетные обертки (если там был нарисован танк, самолет или красноармеец галчиные перья для стрел, конский. Чук с любопытством приоткрыл дверь и увидел такой «турумбей что от злости у него затряслись руки. Знайте, она давно уже ждала такого письма, и это она только нарочно поддразнивала Чука и Гека, потому что веселый у нее был характер. Она была довольна, потому что достала хорошие билеты на поезд, но все же она сразу заметила, что у ее дорогих сыновей лица печальны, а глаза заплаканы. Гека пустую спичечную коробку, или, наоборот, Гек стянул у Чука жестянку из-под ваксы. Она очень удивилась, увидав, что оба ее прекрасных сына, лежа на спинах, орут и колотят каблуками по стене, да так здорово, что трясутся картины над диваном и гудит пружина стенных. Но когда мать узнала, отчего такая радость, то сыновей не заругала. Днем и ночью сверкали над башнями этого города красные звезды. Но так как Чук был на целый год старше Гека, то, опасаясь, как бы ему не попало больше, он придумал:  Знаешь, Гек: а что, если мы маме про телеграмму ничего. Тогда Гек надел валенки, приоткрыл дверь и вышел в коридор. А про телеграмму мать ничего не знала, поэтому, конечно, ничего не спросила. Гек посидел на одной скамейке, потом на другой, на третьей и так добрался почти до конца вагона. То ли она попала в сугроб и теперь лежала глубоко под снегом, то ли она упала на тропку и ее утянул какой-либо прохожий, но, так или иначе, вместе со всем. Проводник ушел, а Гек поспешно направился к себе в купе.  А мы не будем врать! . Через снежное узорное окно вагона Гек увидел луну, да такую огромную, какой в Москве и не бывает. И вот как раз в то время, когда Чук шел доставать из укромного места свою драгоценную коробочку, а Гек в комнате пел песни, вошел почтальон и передал Чуку телеграмму для. А в двух часах и того больше. А в тайге наткнешься на волка или на медведя. Мы только хотели подраться, да сразу раздумали.  Очень я люблю такое раздумье,  сказала мать.  Врать нельзя,  вздохнул Гек. . Короче говоря, они просто выли и дрались. А у этой мамы был странный характер. Но, оказывается, это была не мать, а почтальон, который принес письмо. Но помнится мне, что или Чук стащил у. Но напрасно искали они металлическую коробочку, в которой лежала еще никем не прочитанная телеграмма. А в картонке у Чука хранилась сигнальная жестяная дудка, три цветных значка от Октябрьских праздников и деньги сорок шесть копеек, которые он не истратил, как Гек, на разные глупости, а. Автор: Гайдар Аркадий Жанр: Детские приключения Аннотация: Герои замечательной повести Аркадия Гайдара (1904-1941) неугомонные мальчики Чук и Гек. Чук спрятал телеграмму в свою коробочку и пошел узнать, почему это Гек уже не поет песни, а кричит: Р-ра! Наконец рассмеялась, схватила обоих на руки, завертела и свалила на диван.  Не было,  подтвердил Гек. . Наконец, когда наступила зима, он совсем заскучал, попросил разрешения у начальников и послал своей жене письмо, чтобы она приезжала вместе с ребятишками к нему в гости. Они уже помирились, так как знали, что попадет им от матери обоим. Приделали второй замок к двери, чтобы не обокрали квартиру воры. Но тут случилось нечто страшное: вместо белобрысого, круглоголового Чука на Гека глянуло сердитое усатое лицо какого-то дядьки, который строго спросил:  Это кто же здесь толкается? Чук и Гек времени даром не теряли тоже.